Введите для поиска




“Кредитооборот” на “Revolut-ции” Сторонских

Компания, которая через кредитные средства “Газпромбанка” могла финансировать Revolut Николая Сторонского, возвращается в “Газпром”. А деньги где?

Как передаёт корреспондент The Moscow Post, “Газпромбанк” и бизнесмен Дмитрий Бакатин выкупили у инвесткомпании Stocken Board 29,9% в железодобывающей фирме IRC, работающей на Дальнем Востоке. Фирма эта известна тем, что засветилась в истории с возможным финансированием крупного финтех-стартапа российского происхождения – необанка Revolut Николая Сторонского

Папа Николая, тоже Николай Сторонский-старший – топ-менеджер “Газпрома”. Сейчас он руководит АО “ Промгаз”. Злые языки распускали слухи, что, что он мог использовать средства газового монополиста, чтобы дать мощный финансовый старт сыну в Британии. Сегодня у Revolut так много проблем, что компания лишилась банковской лицензии на Туманном Альбионе и вынужденно ретировалась в Европу. 

Stocken Board компания малоизвестная, и владела акциями IRC менее недели после того, как купила их у золотодобывающей компании Petropavlovsk челябинского миллиардера Константина Струкова.

Причем структура продала пакет в три раза дороже, чем покупала у “Петропавловска”. “Газпромбанку” доля в 24,07% обошлась в $30,5 млн, Дмитрию Бакатину за 5,79% пришлось заплатить $2,3 млн. Тогда как Stocken Board купила доли за $10 млн.

“Круговорот” кредитов и долей

Именно это и настораживает в ситуации. Инвесткомпания Stocken Board и вовсе вызывает много вопросов. Ведь говорили, что якобы через нее “прогнали” акции IRC. Примечательно, что большая их часть досталась именно “Газпромбанку”. То есть дочерней структуре ПАО “Газпромбанк” – российского государственного базового газового монополиста.

Настораживает и “Петропавловск”, и его нынешний хозяин Струков. Не так давно доли “Петропавловска” могли совершить похожий “кульбит” – были куплены крупным бизнесменом Романом Троценко, а затем довольно быстро перепроданы Константину Струкову и его давнему соратнику и партнеру Владиславу Свиблову. Вскоре в “Петропавловск” разразился корпоративный конфликт.

Не покидает ощущение, что Струков мог лишь “придержать” акции IRC для того, чтобы они оказались у “Газпрома”. Похоже, что это было неизбежно, ведь “Газпромбанк” – кредитор IRC, и “Петропавловск” пришлось предоставлять гарантию по обязательствам последней перед кредитным учреждением. 

Сама сделка по продаже долей IRC в пользу Stocken Board проходила со скандалом. Дело в том, что Petropavlovsk заключила предварительное соглашение с инвестиционной компанией Stocken, зарегистрированной в Лихтенштейне. Судя по всему, ситуация стала эхом корпоративного конфликта, в ходе которого ситуацию взял под контроль Константин Струков.

Константин Струков мог “придержать” закредитованный актив IRC для “Газпрома” по просьбе кого-то из газовой компании?

Что же касается IRC, то кредит от “Газпромбанка” был получен ей для  рефинансирования долга перед Торгово-промышленным банком Китая (ICBC), а также выполнения обязательств перед тем же “Петропавловском”. Еще в 2010 году компания взяла в ICBC кредит в сумме $340 млн для строительства Кимкано-Сутарского горно-обогатительного комбината (ГОК). Гарантом по долговым обязательствам выступал золотодобывающий холдинг, в собственности которого на тот момент находилось 65% акций “IRC”.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
В совет директоров «Газпрома» выдвинули зятя Назарбаева

Куда ушли эти деньги сведений нет. Но при выручке в 9,5 млрд рублей за 2018 год убыток IRC составил 3,1 млрд рублей. Разбираться с убыточной компанией пришлось уже господину Струкову.

“Токены” для Сторонского

В любом случае, на середину 20 года долг “IRC” перед кредитором составлял порядка $234 млн. Интересно, могла ли часть средств могла уйти на стартап господина Сторонского? И связующее звено, которое позволяет предположить это – компания Stocken Board.

Структура занимается современно и набирающей оборот цифровой “токенизацией” бизнеса и явно не чужда современным крипто-технологиям. Компания зарегистрирована в Лихтенштейне, но руководитель у неё из России – это Алексей Сизов. 

Ранее Сизов работал в ГК “Ренессанс капитал”, занимая должность руководителя департамента долговых инструментов и структурных продуктов, затем в банке JP Morgan, а позже – в банке UBS. 

В том же банке разработкой программного обеспечения занимался украинский программист и успешный бизнесмен Владислав Яценко – ныне деловой партнер Николая Сторонского-младшего в Револют. Того самого, отец которого ныне руководит “ Промгаз”, дочки монополиста-кредитора IRC. О том, как Яценко вместе со Сторонским-младшим строили “Револют”, пишет “Форбс”

Казалось бы, деталь небольшая, но таких совпадений не бывает. Сизов работал с партнером Сторонского-младшего Яценко в UBS. А затем горнорудная структура Сизова получает многомиллиардные кредиты в Газпромбанке, наверняка имея выход на топ-менеджера Сторонского-старшего.

Яценко познакомился с младшим Сторонским в Лондоне, во время работы в швейцарском банковском конгломерате “Credit Suisse”. В 2015 году компаньоны запустили стартап Revolut. А в 2016-м к ним присоединился Питер О‘Хиггинс, ставший финансовым директором компании.

По одной из версий, до прихода в команду Сторонского, О‘Хиггинс долгие годы работал в банке “JP Morgan”. То есть как раз тогда, когда в это время там должен был трудиться нынешний глава Stocken Board Алексей Сизов. Если информация верна – это тоже можно считать совпадением?

“Помощь” Мильнера

По удивительному стечению обстоятельств, в том самом 2018 году, в котором IRC получила многомиллионный кредит от “Газпромбанка”, Николай Сторонский намекал о планах выйти на российский рынок, используя лицензию “-банка”. 

К тому моменту он должен был получить уже серьезные инвестиции – порядка 250 млн долларов от фонда DST Global Юрия Мильнера. Последний получил известность благодаря наличию своей фамилии в т.н. “Райском досье” о любителях офшорного бизнеса. Согласно ему, одним из основных инвесторов DST по сути был “ инвестхолдинг”, о чем сообщали “Ведомости”.

Как утверждают авторы сайта “КомпроматГрупп”, якобы одним из инвесторов при покупке ценных бумаг “Facebook” выступала дочерняя компания “Газпрома” “ инвестхолдинг”, выделившая для этой цели 920 млн долларов. Деньги на счета фонда “DST Global”, переводились через “Kanton Services” – офшор, зарегистрированный на Британских Виргинских островах.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
"Что с ней случилось?". Фигуру и образ Кристины Агилеры раскритиковали в сети

Учитывая давние и тесные связи Юрия Мильнера со структурами “Газпрома” и аффилированными офшорными компаниями, а также родственные связи Николая Сторонского, в сети высказывают предположение о возможном финансировании Revolut за счет средств газового монополиста, инициатором которого мог стать Сторонский-старший.

Николай Сторонский-старший помог бизнесу сына через “Газпромбанк”?

А тут еще история с Константином Структовым, “Петропавловск” и IRC, связующим звеном которой является компания Stocken Board. К слову, доли “Газпромбанку” стоили $30 млн, а кредитов выдано на сотни млн долларов. Кто и как собирается их возвращать, или они могли осесть именно в “Революте”?

Не в коня корм

Если в “Револют” и вливались газпромовские деньги – через Мильнера, или как угодно, то впрок они не пошли. Как уже говорилось, компания вынужденно переехала из Лондона на Балтику. Происходило это на фоне репутационного кризиса. Оказывается, на финтех-стартап Revolut в 2015-2018 подавали жалобы в два раза чаще, чем на основных конкурентов сервиса. 

Давят на “Револют” и власти. Компания привлекла внимание британского финансового надзора. Это случилось после публикаций в прессе о том, что механизм компании, ограничивающий операции, которые бы нарушили международные санкции, не действовал три месяца в 2018 году. 

Таким образом, тогда же в компанию могли бы влить деньги из попавших под санкции российских организаций? Кроме того, в феврале 20 года против “Револют” открыло дело британское управление по надзору за рекламой. Об этом писал “Форбс”.

В 2020 году выяснилось, что более чем 50 сотрудников компании в Польше и Португалии вынудили написать заявление об уходе по соглашению сторон, пригрозив увольнением. Юридических оснований на это не было, считают бывшие работники. После бывшие сотрудники компанию подали в суд – якобы из-за невыплаты обещанных бонусов. 

Одновременно с этим в 2020 году финтехстартап понес колоссальные убытки. Тогда они выросли в три раза, в том числе, и из-за пандемии и коллапса туристической отрасли. Туристы – одни из основных целевых аудиторий “необанка” Сторонского. 

 

Привлеченные средства не помогли основателям “Револют” Владиславу Яценко и Николаю Сторонскому-младшему совершить прорыв?

До начала пандемии компания увеличила расходы на новые продукты и международную экспансию. Убытки увеличились вопреки росту выручки на 180% и составили тогда $139,6. С учетом продолжения пандемии, проблемы должны продолжаться и сегодня. В такой ситуации даже спонсоры не помогут.

kompromat1.pro

Тэги::

Смотрите также

1 Комментарий

  1. Аноним 13.12.2021

    Вообще Револют – чисто отрывочный проект

    Ответить

Оставить комменатрий

Your email address will not be published. Required fields are marked *